Пугачевское золото.

   Войско Емельяна Пугачева, грозное в самом начале восстания, оказалось колоссом на глиняных ногах. Это подтвердили весной 1774 года два поражения пугачевских войск под Троицком и у села Лягушино..

   Краевед Эдуард Рахимов пишет: «31 мая к Троицкой крепости подошли правительственные войска во главе с де-Колонгом. Завязался бой. В этом бою проявилась особенно ярко боевая беспомощность и стихийная неорганизованность повстанцев… Никакие усилия Пугачева и его помощников не могли удержать на позициях громадную массу людей, более похожую на толпу нежели на войско. Они лишились 28 пушек, большого количества боеприпасов…» И это при том, что армия самозванца составляла около 12 тысяч человек, куда больше, чем у противника.

   Разбитые пугачевцы начали отступать в сторону Варламово и Кундравов. В поле возле села Лягушино их настиг отряд подполковника Михельсона. И хотя царские войска были в количестве всего-то 500 человек, они  смогли нанести еще одно сокрушительное поражение армии самопровозглашенного «Петра III».

   Как знать, может среди полей и березовых колков нашего Зауралья Емельян Пугачев понял, что его игра проиграна, и надо готовиться к партизанской борьбе. Однако людская молва упорно связывает дальнейший пугачевский маршрут с какими-то зарытыми кладами, которые мятежный атаман прятал якобы на черный день.

   Первая версия связывает спрятанный клад с приметным холмом, что возвышается ныне у так называемого Малковского перекрестка на трассе Уфа-Челябинск. Холмик этот в лесостепной местности виден издалека, порос ковылем и стал местом паломничества дельтапланеристов и парапланеристов из расположенного недалеко от этих мест Чебаркуля. Желающих порыться на склонах этого холма всегда было хоть отбавляй, но все они терпели фиаско. Хотя по слухам, кое-кто из незадачливых археологов наткнулся-таки на истлевшие кости. Но пугачевцы ли это? А может, жертвы какой-то эпидемии, сведения о которой затерялись в веках — кто его знает? На всякий случай следует предупредить кладоискателей о том, что возбудители сибирской язвы могут жить в почве годами.

  Как бы то ни было, но благодаря легенде о зарытом Пугачевым кладе маленький поселок возле Малковского перекрестка так официально и называется — Пугачевский.

  Еще один клад атамана-самозванца молва окунула в воды маленького озера Инышко, присоседившегося к нашей южноуральской жемчужине — Тургояку. Озеро внешне весьма невзрачное, но знаменито тем, что под слоем сапропеля и торфа, сформировавшим донные отложения могут встречаться заполненные водой пустоты. Это еще называется двойным дном. Падкие до сенсаций местные исследователи даже выдвинули версию о том, что дно может быть даже и тройное, а вдруг его и нет совсем. Конечно, дно есть, состоит из ила и песка, но не о том речь. Молва приписала то, что Пугачев спрятал в Инышке два бочонка золота.

   Надо ли говорить о том, что эти бочонки ищут до сих пор. Меж тем остается неясным, а был ли вообще Емельян Пугачев на берегах Инышки. Известно, что преследуемый Михельсоном, а затем майором Жолобовым самозванец отступил к деревне Караси, затем взял курс на Кулуево и потом на село Байгазино, где к его войску присоединился отряд башкир. Потом вернулся, сжег Чебаркульскую крепость и начал пробиваться через Горный Урал к Казани.

   Однако свидетельства присутствия Пугачева на Тургояке все же есть, если топонимы — это достаточные свидетельства. Обширный участок на юго-западном берегу Тургояка называется Пугачевской поляной, а самый высокий холм возле западного берега водоема именуется горой Пугачевской.

Марк Корюков, краевед