Геоглиф, единственный в Евразии

 Нашими собеседниками стали челябинские археологи Станислав Григорьев и Николай Меньшенин, доказавшие, что на склонах хребта Зюраткуль действительно сохранились остатки доисторического наземного рисунка.

 

— По иронии судьбы туристическая тропа с деревянным настилом приводит от подножия хребта прямо к геоглифу. Ее придется перенести? 

 Григорьев: А когда будет получен контур геоглифа, по нему можно пустить туристические тропы…Также нужно будет запретить проезд транспорта у памятника — квадроциклов и проч. Навредить геоглифу они, конечно, не могут — объект перекрыт толстым слоем гумуса. Но лося нужно видеть с воздуха и надо избегать появления на нем новых линий… А для того чтобы начать раскопки, достаточно получить открытый лист от Института археологии в Москве и дальше действовать по согласованию с руководством национального парка «Зюраткуль», где и расположен геоглиф. Земля там федеральная… Руководство нацпарка заинтересовано в проведении раскопок, объективно заинтересовано в развитии туризма. В восточном полушарии проще съездить на Зюраткуль и посмотреть на геоглиф, чем лететь в Южную Америку. Объект будет работать на туризм. А интерес к нему есть и будет. Только появилась информация в Интернете, мы начали закладывать первые раскопы — на хребет приехали первые «паломники» с ноутбуками с ДжиПиЭс. Стоят и в растерянности озираются: аппаратура показывает, что здесь должен быть геоглиф, а ничего не видно… Мы им объяснили, в какой стороне нужно смотреть. Оказалось, люди узнали и сразу сели на машины, приехали из Челябинска.

 

— Не опасаетесь, что к геоглифу хлынут толпы эзотериков, как это произошло на Аркаиме? 

 Григорьев: Есть специфические формы работы, как не допускать наплыва эзотериков. На острове Веры такие «эзотерические» памятники, что Аркаим рядом не стоял. Но мы проводим работу с экскурсоводами. Они дают только научную информацию. Если нарушают это условие, у них отбираются лицензия. И потом — в этой связи очень важна работа со СМИ. Нужно давать нормальную информацию, заполнять, как сказать, информационное поле. Если этого не делать, как, например, получилось с кавказскими дольменами, расцветает все оккультное… Людям, которым нужна эзотерическая нагрузка, совершенно без разницы, где ее получать. Достаточно сказать, что такая-то ель — мировой столб, рассказать красивую сказку, и люди будут верить. Но нам необходимо привлечь людей к научным проблемам, давать информацию на высоком качественном уровне.

 Меньшенин: Существует еще и другая проблема. Мы столкнулись с ней в 1990-х, когда открывали Сикияз-Тамакский пещерный комплекс. Саткинские рыбаки тогда сказали нам, что вы проведете раскопки, сообщите о своем открытии и сюда хлынут туристы, вытопчут любимый нетронутый уголок природы. Та же ситуация повторилась на острове Веры в 2004 году, когда мы поехали проводить разведку, кто-то сделал подкопы и привел дольмены в аварийное состояние… Но отношение к работе археологов на острове постепенно изменилось, и теперь абсолютное большинство миассцев поддерживает экспедицию фонда «Остров Веры». Мы не имеем никакого морального права скрывать информацию по истории общества или каким-то образом искажать ее.

 

— И все-таки остается один вопрос. Изображение лося выглядит чересчур уж карикатурным и несуразным: голова больше туловища, и у передних и задних ног одна тоньше, другая толще, левый рог с тремя наростами, правый — с одним… 

 Меньшенин: Рисунок сделан в перспективе: ближние к зрителю элементы крупнее, дальние — мельче. Рисунок будет более гармоничен, если расчистить левый рог и линию спины. 

 Григорьев: Если это лось — у него будет горб, и это покажет магнитометрия. Но, прежде всего, нужно помнить о том, что подобные мегалитические объекты — не произведения искусства. Подобный ритуальный объект не обязан точно передавать образ, а должен дать символ. Нет специалистов, как таковых, по древним символам. Специалистов по их расшифровки нет; если появится такой спец, то это будет обычная болтовня. Но существует специальная методика их анализа, но нужна серия символов. Безусловно, подобные геоглифы будут обнаружены и в других местах — культурная традиция не может существовать в единственном экземпляре. Но это в отдаленном будущем, а пока когда мы будем знать полностью контур, выявится полный комплекс, в который будет вписан лось, начнется постепенное продвижение в расшифровке этого символа. Полностью его смысл нам, конечно, не удастся понять никогда, но будут реконструкции, научно-популярные статьи…

 

Илья ПЕРЕСВЕТОВ,

фото автора и Дениса ЛУЗИНА.