Гаяз Самигулов, «От Далматова монастыря до Чебаркульской крепости»

 В 2011 году при поддержки администрации Чебаркуля, города, отметившего тогда же в июне 275-летие, вышла в свет книга челябинского археолога, к.и.н. Гаяза САМИГУЛОВА «От Далматова монастыря до Чебаркульской крепости». В работе историка описаны вехи освоения территории Южного Урала русскими первопоселенцами в XVIII веке.

  

— Ваша книга «От Далматова монастыря до Чебаркульской крепости» необычно иллюстрирована… 

— Все иллюстрации подготовила моя жена Татьяна. По образованию она историк, работает в «Детском музее» Челябинского краеведческого музея. Она подготовила для книги все карты XVIII века («чертежи») и рисунки. Планы крепостей и иллюстрации XVIII века, хранящиеся в московских и питерских архивах, в оригинале цветные. Но мы располагали только их черно-белыми ксерокопиями или фотокопиями. Рисунки из книги

 А.В. Висковатова «Историческое описание одежды и вооружения российских войск» также черно-белые. Татьяна реконструировала цветное изображение, опираясь на подобные карты и планы, а в случае с мундирами – на описания.  Потом для сравнения мы посмотрели недавно вышедший альбом по мундирам русской армии, там художники использовали более насыщенные, слишком яркие цвета, тогда как в XVIII веке они были более сдержанные. То есть наши иллюстрации более соответствуют тому времени… Постараемся выдержать этот подход и в новом издании.

 

— Гаяз Хамитович, интересно узнать, что происходило на территории современной Челябинской области до вхождения населения Южного Урала и Зауралья в состав Российского государства? 

— Наша территория была поделена между Ногайской ордой и Сибирским ханством, но мы даже точно не знаем, где проходила их граница. А если она и менялась, то когда и каким образом?.. Вероятно, в советское время был негласный заказ — показать опережающее развитие русского государства, положительное значение вхождения Урала и Сибири в состав России, изучать государства, существовавшие здесь до прихода России, было политически неверно. По этой причине мы мало что знаем о тюркском населении наших территорий конца XVI—начала XVIII веков. Можно с большой долей вероятности предположить, что значительная часть тюркского населения Южного Зауралья еще в XVII столетии соотносила себя, в первую очередь не с башкирами или сибирскими татарами, а со своими племенами: табын, сынрян, киныр… И до конца XVI века эти племена входили в состав Сибирского ханства и Ногайской орды — соседствующих держав, находящихся в состоянии то мира, то войны…

 До революции шел мощный процесс накопления знаний, публикации источников, появилось много научных работ, но после революции историографическая традиция, в значительной степени оказалась прервана, а тема оказалась закрытой: к чему знать, что до русских тут тоже была жизнь, была государственность? Даже о расселении тюркских племен на территории Южного Зауралья в ту пору мы почти ничего не знаем. А как решались вопросы собственности на землю между русскими слободчиками и местным населением? Как изменялось расселение тюркского населения? Как и когда сюда из-за Уральского хребта приходит нерусское население— чуваши, мишари, татары, марийцы, удмурты? Все это огромное поле для изучения.

 

— Кем были первые жители русских крепостей на Южном Урале? 

— Первопоселенцы происходили, в основном, из русских поселений по Исети и Пышме: Шадринской и Крутихинской слобод, Далматова монастыря… Население было в подавляющем большинстве русским, но значение слова «русские» тогда и здесь было практически равно значению слова «православный». Среди горожан были крещеные удмурты, коми, марийцы, башкиры, татары… Это видно по фамилиям: Зырянов — от коми-зырян, Черемисин — от черемисов, марийцев, Мещеряков — от «мещеряков», или мишарей, есть такая группа тюркского населения… Фамилия Важенин происходит от названия реки Вага на русском Севере; фамилия Каргаполов — от населенного пункта в Вологодском крае… А Южный Урал в те века был ох какой неспокойной территорией! Это сейчас тут тишь и глушь, а тогда крестьяне пахали землю на границе. В XVII веке постоянные набеги на селения русских совершали калмыки, которых потом оттеснили казахи — с начала XVIII века тут проходила северная граница их кочевий. Казахи приходят на реку Уй, вступают в конфликт с башкирами, калмыками, с населением русских слобод. Первое нападение казахов (киргиз-кайсаков) на слободу Царево Городище (нынешний г. Курган) произошло в 1696 году; если не ошибаюсь. Тогда русские и не поняли, кто нападал и с какой стороны пришел…  Периодически вспыхивали башкирские восстания, в ходе которых сжигались как русские, так и башкирские селения… Словом, каждые 5–10 лет на нынешних наших территориях случалась какая-нибудь «заварушка». Спокойно жить никак не удавалось. Это формировало и характер здешнего населения — люди отличались готовностью к действию, при этом были «себе на уме».

 

— Вернемся к вашим исследованиям. Получается, что историю Южного Урала XVIII века вам сейчас приходится изучать практически с нуля? 

— Есть темы, которые довольно основательно изучены — крестьянская колонизация Зауралья, строительство горных заводов, история казачества — здесь еще много не исследовано, хватает спорных моментов, но заложен добротный фундамент. А вот если мы обратимся к тому, что называется «историей повседневности» — какие дома строили люди в этих краях в XVII—XVIII веках, какой посудой пользовались, как одевались, какими инструментами работали, как хоронили умерших и тому подобное — практически ничего не известно. Археологи начали работать на культурном слое Челябинска в 1992 году, я участвую в этих работах с 1996-го. И когда в начале 2000-х мы попытались обобщить и соотнести материал археологический с историческими «картинами», оказалось, что соотносить не с чем. По Челябинску XVIII века совершенно не изучена история повседневности, истории быта, даже история планировки и застройки.  Архивные материалы использованы в слабой степени — просто не ставилось такой задачи. Теперь надо сидеть и шерстить дела, выцепляя все по крупицам. А письменных источников с тех времен сохранилось очень мало… Но результаты уже есть и мы понемногу восстанавливаем картину развития планировки городов, историю быта.

 

— Какие у вас планы на ближайшее будущее? Будут ли новые книги, будет ли продолжение археологических раскопок? 

— Я собираюсь закруглить, подытожить работу по изучению планировки Челябинска, Верхнеуральска и Троицка в XVIII–XIX веках. Сделать, наконец, книгу по этим городам, где будут опубликованы планы и другой материал, накопленный за несколько лет… Кроме того, параллельно с этим провожу исследование периода Исетской провинции, строительства крепостей по реке Уй. История военных поселений этой линии совершенно не изучена, иногда также возникает путаница с датами основания. Проект по изучению крепостей и редутов XVIII — начала XIX веков организован не мной, его создатели: заместитель председателя Челябинской региональной общественной организации «Поисковый отряд «Ориентир» Павел Анатольевич Стромов, руководитель Клуба юных археологов «Формика» Дворца пионеров и школьников им. Н.К. Крупской  Сергей Владимирович Марков и руководитель Военно-патриотического поискового клуба «Русичи» Челябинского автотранспортного техникума Александр Васильевич Плаксин,  — пригласили меня в качестве научного руководителя. В этом году уже были проведены разведочные раскопки на Уклы-Карагайской крепости, в будущем году исследования будут продолжены.

 

 Досье

 Гаяз Хамитович САМИГУЛОВ.

 Доцент кафедры Древней истории и этнологии Евразии ЮУрГУ, к.и.н.

 Родился в 1965 году в челябинском пос. Фатеевка.

 В 1982-м окончил школу № 108 и поступил на исторический факультет УрГУ им. Горького в Свердловске (Екатеринбург). Студентом участвовал в археологических экспедициях в Новгороде, Сибири.

 В 1991-м закончил УрГУ уже заочно. С 1987 года работал в Лаборатории археологических исследований ЧелГУ.

 В 1991—1995 годах работал в екатеринбургском предприятии АВКОМ, которое занимается археологическими исследованиями в Западной Сибири.

 Кандидатскую защитил по теме «Челябинск XVIII—XIX вв.: население, планировка, материальная культура. По данным археологии и письменных источников».

 Автор 50 научных статей, один из авторов книги «Первые демидовские заводы на Южном Урале» (2008) и автор книги «От Далматова монастыря до Чебаркульской крепости» (2011).

 

Илья ПЕРЕСВЕТОВ,

фото Евгении ВЕРИГО.