Как возродить испытательный полигон «мухтаров» от охоты

 В последние годы серьезным тормозом для развития охотничьего собаководства стала непростая ситуация с испытательной станцией Облохотрыболовсоюза для натаскивания собак на диких зверей. Большая часть ее объектов перешла в частные руки, и охотники фактически потеряли тренировочную базу для охотничьих псов. Есть ли шанс на ее возрождение?

 Нынешние проблемы—прямое следствие ошибок прежнего руководства областного союза обществ охотников и рыболовов, некогда «сбросившего с колеса» и за сущие гроши продавшего имущество испытательной станции близ села Томино Сосновского района. А теперь приходится расхлебывать кашу, пытаясь сохранить и приумножить то, что осталось. Однако аппетиты частника растут, и он вознамерился «прихватизировать» и пока не ушедшие на сторону объекты, а главное—лакомые лесные угодья испытательной станции...

 

 Нора за бесценок

— В свое время я помогал выбирать участок «собачьей» станции, отлавливать для нее кабанов, — вспоминает начальник отдела Облохотрыболовсоюза Владимир Анищенко. — Она пользовалась большой популярностью у охотников, здесь была испытательная нора, егерский домик, вольеры с медведем, кабаном, барсуком, лисами и прочими зверями. Но в лихие 90-е содержать испытательную станцию общественной организации стало непросто, и тогдашний ее председатель Анатолий Филонец надумал избавиться от «звериной базы».

 Правда, до продажи дело дошло не сразу: поначалу испытательную станцию сдали в аренду предпринимателю-охотнику Семену Оксу. Он привез купленного у циркачей медведя, лис, барсуков и других зверей. Но, по мнению охотников, цены частник установил неподъемные, и скоро затратный «притравочный бизнес» стал приносить одни убытки, оказался на грани банкротства. Предприниматель отказался от затеи и распродал оказавшееся не у дел зверье.

 Но за испытательной станцией нужно было следить, платить налоги. Бывший председатель Облохотрыболовсоюза Анатолий Филонец счел, что это только обуза и в ноябре 1999 года продал большую часть сооружений за мизерную сумму в 70 тысяч рублей предпринимателю Дмитрию Гавришу. Так тот стал владельцем егерского дома, сарая, бани, гаража, скважины с насосной и водонапорной башней, а также норы для испытаний собак по барсуку, площадки для притравки на кабана и комплекса для медведя.

— В договоре было оговорено сохранение за продавцом права пользования, но новый хозяин выдворил охотников со своих владений и «чужакам» доступ в них был заказан, - сетует Владимир Анищенко. - Постройки обветшали, пришли в негодность, скважина забилась, линию электропередач демонтировали... С тех пор зверья здесь нет, повсюду разруха и запустение.

 

 Соколиная тюрьма

 По словам начальника отдела охоты Облохотрыболовсоюза Ольги Кругловой, вместо возрождения «собачьего профиля» испытательной станции предприниматель стал разводить...хищных птиц. А точнее, передал «птичий бизнес» своему брату Павлу Гавришу. А когда соответствующие органы проверили его, то оказалось, что в неволе без всякой лицензии содержат одного орла и занесенных в международную Красную книгу крайне редких птиц из семейства соколиных — балобанов. Причем документы о покупке «пернатого товара» у бизнесмена были только на одну птицу. Одновременно выяснилось, что он содержит балобанов как в тюрьме, в невыносимых условиях—в наспех сколоченных из досок клетках, кормит чем попало.

 Для каких целей бизнесмен разводит пернатых хищников, неизвестно. Арабские шейхи, большие любители соколиной охоты, готовы выкладывать за балобанов любые деньги, но вывозить краснокнижных птиц из России запрещено. Когда в 1993 году в Магнитогорске один предприниматель попытался продать 17 соколов в Арабские Эмираты, по этому факту было возбуждено уголовное дело по обвинению в контрабанде. Но в отношении Гавриша, поскольку он стал заверять, что разводит птиц не на продажу, а «для души», контролирующие органы по первости ограничились мизерным штрафом...

 

 «Собачью радость» отстояли

 Новое руководство Облохотрыболовсоюза попыталось вернуть распроданное его предшественником за гроши имущество испытательной станции, но безрезультатно. Областной арбитражный суд посчитал, что былая сделка вполне легитимна. Но бизнесмен, похоже, решил, что этого мало, и надумал стать владельцем всей испытательной станции и земельного участка в 10 гектаров. Но у охотников иное мнение, и они, воспользовавшись своим правом бессрочного пользования угодьями, выкупили их в собственность общественной организации. И в 2010 году зарегистрировали это право в Росреестре. Согласно выписке из Единого госреестра прав на недвижимое имущество, за Облохотрыболовсоюзом зарегистрировано и право собственности на комплекс зданий и сооружений испытательной станции. Кстати, право владения на объекты недвижимости предпринимателем не зарегистрировано до сих пор.

 Однако бизнесмен не отступился и подал в областной арбитражный суд иск к Союзу обществ охотников и рыболовов Челябинской области и комитету по управлению имуществом и земельным отношениям Сосновского района о признании договора купли-продажи земельного участка недействительным. Он считает, что в свое время купил всю станцию, и хотел бы прихватить и землю. Но она, как и 4 объекта недвижимости (три вольера и ограждение) не продавались, за них и за земельный участок охотники платили налоги.

— Областной арбитраж в конце прошлого года, сочтя наши доводы убедительными, отказал Дмитрию Гавришу в удовлетворении иска, - комментирует ситуацию председатель правления Облохотрыболовсоюза Валерий Ческидов. - Это решение 22 февраля 2012 года подтвердил и Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд. По закону оно теперь вступило в силу. Общественная организация остается собственником земельного участка.

 

 Возрождение нагонных участков

— Мы будем обязательно возрождать испытательную станцию, организуем ее охрану, - говорит кинолог Облохотрыболовсоюза Елена Мохова. - Правда, вольер для медведя строить пока не планируем (нам без поддержки спонсоров эту ношу не потянуть), но уже в этом году будем восстанавливать загон для кабана, завезем пушных зверей—норку, куницу, хоря, белку. В поселке АМЗ в частном подворье Андрея Журавлева у нас уже есть нора для притравки норных собак, но мы хотим возродить и подобное сооружение в Томинской испытательной станции. В мае этого года планируем провести региональные соревнования по лисице и барсуку. Кроме того, у нас сохранены нагонные участки для гончих, борзых и легавых в Томино, Верхнем Уфалее, Магнитогорском и Увельском охотобществах.

 По словам Елены Моховой, 20 марта она поедет в Москву на международную выставку собак «Евразия», куда повезет своих титулованных питомцев-фокстерьеров Юнити Юнита и Фэймос Фаворита (они выращены в известном столичном питомнике Джасста) и таксу Брусничку, которая уже завоевала титул чемпиона Финляндии. В июне кинологи повезут своих подопечных в Тулу, на всероссийскую выставку охотничьих собак, а в июле—в Касли, на состязания легавых по болотной и полевой дичи. А в конце сентября в Верхнем Уфалее пройдут, ставшие уже традиционными, всероссийские соревнования гончих по зайцу.

 Словом, далеко не все частники стремятся «прихватизировать» охотугодья, сгоняя оттуда небогатых охотников-общественников, среди них немало и тех, кто занимается этим не ради денег, а вкладывает в любимое увлечение душу. Примером тому—охотник-предприниматель Виктор Соловской, который буквально «с нуля» создал образцовую испытательную станцию для собак в Верхнем Уфалее. Он для притравки держит медведя, кабана, барпсука, куницу и прочих пушных зверей. Здесь под эгидой Облохотрыболовсоюза проводятся соревнования и выставки охотничьих собак. Подобную станцию пытается создать и фермер из села Суналы Троицкого района.

 Но с томинским «соколиным бизнесменом» совсем иная ситуация. Он, купив за бесценок имущественный комплекс «собачьего полигона», вместо вкладывания средств в его развитие, развалил все что можно. Теперь, когда нагонный участок общественникам все-таки удалось отстоять, хочется верить: возрождение испытательной станции — лишь вопрос времени.

 

Евгений Аникиенко,

Фото из архива ИТС Курма