0
Рейтинг объекта

«ТЮЛЮКСКИЙ РЕФЛЕКТОР» ,

Вряд ли еще на Урале есть село, так подробно воспетое поэтом

«ТЮЛЮКСКИЙ РЕФЛЕКТОР» СЕРГЕЙ СЕМЯННИКОВ

 


Уникальную вещь сделал российский поэт, живущий в Челябинске, Сергей Семянников – написал десятки стихов об одном месте на земле и его жителях – с именами и даже с фамилиями. Получился поэтический репортаж про Тюлюк.

Назвал свою книгу «Тюлюкский рефлектор». Почему так? Может быть, вот почему:

Селенье находится в чаше.

Поэтому волны с небес

Сгущают сознание наше,

Усиливая интерес.

И чуткого сердца детектор

Внимает энергии звезд:

Работает чудо-рефлектор,

Хотя схематически прост.

Летние месяцы Сергей Леонидович вот уже 13 лет подряд старается проводить в этом селе, расположенном вдоль горной речки Тюлюк, в «чаше» среди гор. Сюда трудно дозвониться из города, здесь время как бы замедляет свой ход.  «Чудо-рефлектор» сначала стал подсказывать отдельные образы и строчки, получились стихи. Каждое лето – по десять-двадцать. Собралась целая книжка, которая увидела свет благодаря другу поэта бывшему сенатору генерал-лейтенанту авиации Василию Дмитриевичу Ключенко. Как-то летом он приезжал в гости к Семянникову в Тюлюк. Сергей Леонидович собрал за столом генерала и героев своих стихов, познакомились, хорошо от души поговорили. От книжки, точнее ее тиража, уже почти ничего не осталась. Можно было ее приобрести и в Тюлюке на почте. Одна бабушка попросила6»Дайте мне книгу нашего поэта до пенсии». Так и сказала: то есть захотела приобщиться к стихам под будущую пенсию, значит не хлебом единым…

Живу на Карла Маркса,

Дом с номером «один».

Ловлю сигналы с Марса

Антенною седин.

После такой подсказки найти дом Сергея Леонидовича мне было уже легко. На столе – пишущая машинка, привезенная с войны         , когда-то поэт познакомился с бывшим разведчиком в комсомольском агитпоезде, подружился с ним, написал отдельное стихотворение об этом человеке, вошедшее в первую книгу поэта «Время есть». На этой старой пишущей машинке и рождаются тюлюкские строчки.

В Тюлюке у Сергея Леонидовича есть прозвище – Писатель. Если у кого-то нет прозвища, пояснили ему местные жители, значит человек  этот малоуважаем, значит про него нечего сказать. Так что Семянников, конечно, не обижается. И прозвища других тоже «вводит» в свои стихи. А еще прозвища «спасают» - в деревне много однофамильцев и можно просто спутать одного с другим.

Я приезжаю летом не в село,

Где все душе сулит добрососедство,

Я возвращаюсь возрасту назло

В почти уже забытое мной детство.

- Детство я проводил в Курганской области у прадеда в деревне, - вспоминает поэт, - и когда впервые прошелся по тюлюкским улицам, посмотрел на дома, пришло ощущение: а ведь здесь по большому счету ничего не поменялось со времени, когда я был мальчишкой. И это ощущение меня согрело, понравилось, стало давать новые мысли и ощущения. До жизни в Тюлюке ничего подобного не писалось.

Есть в «тюлюкском цикле» стихотворение, которое, мне кажется, можно назвать открытием или констатацией того, на что мог бы обратить внимание поэт или философ, одним словом, внимательный и мудрый человек. Назывется оно «Русский молчок».

Настораживает то,

Что про эти годы

Не сложил еще никто

Песни или оды.

Не такой, что бракодел

Пишет ради денег,

А такой, чтобы запел

Каждый современник.

Ведь действительно: всегда жизнь в России отражалась в песнях. И вдруг:

Неожиданно – молчок.

Объяснишь едва ли.

- А знаешь, как эти мысли пришли, - говорит Сергей Семянников, - ходил по лесу, собирал грибы, листья под ногами шуршали, птички чирикали и вдруг – эти мысли. Понял: это душа народная спит, молчок – потому что встречает одну бутафорию, понимает это и потому так реагирует – молчком.

А вот еще одно открытие, другого рода:

Что в мире этом бесконечном

Тебе лишь нужен закуток,

Где сердце думает о вечном

И смотрит больше на восток.

«Закуток» - это Тюлюк? – спрашиваю. Это образ, конечно, а вот что за ним – для душевного счастью, для душевной гармонии человеку не нужны огромные пространства, как это не покажется кому-то странным. А еще, вспомнил поэт, в деревенской глуши многое воспринимается по- особому, не как в городе.

Так и эти стихи «пришли»: сидел на крыльце, слушал, как играл на деревенской улице аккордеон и под него пелась «Рябина кудрявая». Слушал ее и понимал, что здесь он поется так, как воздухом дышится – легко и естественно. Хдесь ее место.

Кстати о воздухе. Один мой знакомый, прямо скажу не любитель стихов, взял книгу –«рефлектор» полистать. Вернул со словами:»Как чистым воздухом подышал».

- Стихи в Тюлюке продолжают писаться, - говорит поэт, - может удастся выпустить новую книжку про это село и его жителей.

Для этой книги, как знать, может пригодиться и эта фотография – сделал ее осенью в Тюлюке. Сергей Семянников остановились на мосту с Василием Ивановичем Шубиным. Говорили, а к ним подбежал этот пес. Получился такой деревенский портрет – поэта и героя его стихов.

И учусь я тесать, топором проходя вдоль зарубин.

И забор горожу не до первых ветров, а навек,

Чтоб его оценил сам Василий Иванович Шубин –

Первый мастер в селе и вообще неплохой человек.

Такой вот человек на этом снимке. И такие стихи, которые живут и продолжаются.

Тюлюк, как самобытное село, любят туристы. Может когда-то сюда поведет еще один очень редкий маршрут – поэтический.

И еще один сюжет – про Тюлюк. Про его мосты.

 

МОСТЫ ВДОЛЬ СЕЛА

Мостами славится Петербург. Это мы знаем с детства. Это знают все.

Но за одну восьмую пути до Москвы от Челябинска есть село, где впору славится своими мостами.

Это – Тюлюк. Село, расположившееся словно в чаше между гор, вытянулось вдоль горной речки Тюлюк, притока реки Юрюзань. До Великой Отечественной войны на реке стояло семь мельниц.

Село Тюлюк тянется по обе стороны горной речки: дома выросли и там, и там. А вдоль – один за другим, на некотором расстоянии, построены мосты. Шел вдоль реки, слушал ее шум, река все-таки горная, подходил к каждому из встречавшихся мостов. Насчитал пять. Мосты собраны из бревен, кажется, что они не из нашего времени, из другой эпохи.

- Нет, мостов у нас три, - поправил меня встретившийся по дороге местный житель, - Остальные – переправы, по ним на машине или тракторе не переедешь с берега на берег.

Такое уточнение.

А про ту переправу, что встретил с заколоченными «дверями на мостик» пояснил: корова шла, да провалилась, рисковать не стали, эту дорогу через речку закрыли.

Рассказывают, что полвека назад река Тюлюк была гораздо сильнее и полноводнее, чем сейчас – лес по ней сплавляли.

Сейчас камни вдоль берега обнажились.

Был в Тюлюке еще один мост, названный по имени человека, его мостившего – Рашидкин мост.

Ушел человек, не стало больше и этого мостика.

Остался он в памяти односельчан. А еще – в стихотворении Сергея Семянникова, русского поэта, живущего в Челябинске, а еще в последние годы любящего жить в Тюлюке.

Только никто после тризны

Дело продолжить не смог:

Дело Рашидовой жизни –

Ставить на речке мосток.

Ладить/ почти ежегодно/

После сошедших снегов,

Доски искать где угодно,

Камни таскать с берегов.

Показали мне место на реке, где ставился  это мостик. Вот еще строки из стихотворения:

Что же, всему свои сроки.

Вот и Рашид перейдет

В эти печальные строки,

Сбитые мной не на год.

Без топора и гвоздочка,

Стайною силой внутри.

Кто говорит – нет мосточка?

Вот он, мосточек, смотри!

Такие вот они Тюлюкские мосты – в стихах и на фотографиях.

 

                                                                          Сергей БЕЛКОВСКИЙ

фотографии автора

 www.ecolife74.ru

 

 

Добавить в закладки и поделиться:
Комменариев ещё нет. Вы можете быть первым!

Для добавления комментариев и голосования требуется регистрация
МультиВход
Памятники культуры
Рыбалка
Охота
Уникальная природа
Активный отдых
Здоровье
Детский туризм