0
Рейтинг объекта

Тургояк, озеро

Озеро Тургояк — одно из самых глубоких и емких озер нашего края, занимает первое место в Челябинской области по чистоте и составу воды. Внесено в список ценнейших водоемов мира. Тургояк называют младшим братом Байкала. Как и в Байкал, в него впадает немало ручейков и речек, вытекает лишь одна.


 Озеро Тургояк типичный водоем тектонического происхождения Уральского региона находится в Миасском городском округе в 110 – 130 километрах от Челябинска (с учетом маршрута и подъездов к водоему). Озеро округлой формы с протяженностью водного зеркала 7 6.3 км, объем воды 530 млн. м, средняя глубина 16 – 18 метров, максимальная до 34 метров.

 Озеро окружают горы и хвойные леса. Водоем имеет 6 островов, самые крупные из которых Чайка и остров Веры. В озеро впадают речки и ключи, по берегам турбазы и дома отдыха, восточный берег – поселок Тургояк.

 Промысловый лов на озере не ведется. Основное поддержание рыбных ресурсов зарыбление и нерест. Любительская рыбалка бесплатная, путевок нет. Нерестовый запрет осуществляется согласно общим положениям о рыбалке по Челябинской области.

 Маршрут:

 Челябинск (Уфимский тракт) – Миасс – поселок Тургояк. Дорога асфальт, общая протяженность пути 120 километров. До водоема можно добраться железнодорожным транспортом (ст. Миасс), далее маршрутное такси. Стоянка авто в отведенных местах (курортная зона, штраф 2000 рублей).

 

 В озере Тургояк заселены и обитают следующие виды рыб. Карповые: карась, линь, чебак, пескарь.  Сиговые: сиг, рипус.  Лососевые: форель. Хищники: щука, окунь, язь, налим, ерш.

 Рыбалка в течение всего года. Летом (открытая вода) рыбалка осуществляется как с берега (пирсы, понтоны), так и с лодок. При береговой рыбалке наиболее вероятная рыба не крупный окунь и чебак. При ловле с лодки шансы поймать солидную рыбу (щука, крупный окунь, чебак) увеличивается в разы. Наилучшие места ловли травяные заливы и акватории островов.

 Зимой (по льду) рыбалка по всему водоему. Приезжающие сюда рыболовы делятся на две категории. Одни предпочитают относительное мелководье (6 – 12 метров), где ловится щука, окунь, чебак. Другие отправляются за сиговыми на глубину 25 и более метров. Днем рыбалка со дна, вероятная рыба сиг и сопутствующая мелочь (окунь, ерш), в темное время суток (ночь) – рипус. При ловле рипуса (ночь) применяемая снасть многокрючковая гирлянда. Насадки и прикормки животные (мормыш, мотыль и т.д.). Наилучшая рыбалка по первому и последнему льду.

 На заметку:

 Озеро Тургояк по праву считается не только одним из самых глубоких водоемов, но и самых больших, поэтому для успешной рыбалки не помешают технические средства (моторная лодка, снегоход, навигатор, эхолот и т.д.).

 Сига и рипуса ловят на глубине возле островов Чайка и Вера. При ловле в ночное время необходима подсветка (аккумулятор плюс подледная лампочка).

 

 Паломники Тургояка.

 Речь пойдет о старинной географической карте, а начнет ее известная в Челябинске книжница Надежда Анатольевна Капитонова:

 “Я была знакома с Лидией Борисовной Либединской, часто бывала у нее в Москве, и она пять раз приезжала к нам на Урал. Два года назад она через меня передала Челябинску посмертную маску Юрия Либединского работы Эрнста Неизвестного. Тогда же Лидия Борисовна сказала мне, что у нее есть еще один экспонат, который она хочет подарить южноуральцам, но пока не может его найти. Это - карта.

 Карту озера Тургояк еще в 1956 году подарила Юрию Либединскому Нина Константиновна Бальмонт-Бруни - дочь поэта Константина Бальмонта и жена художника Льва Бруни. Юрий Николаевич тут же взял карту в рамочку под стекло и повесил над своей постелью. Подарок был ему дорог.

 Прошло время. Как-то, уже без хозяина, карту уронили, стекло разбилось. Лидия Борисовна свернула ее в трубочку, куда-то спрятала и потеряла.

 В начале мая этого года я звонила Лидии Борисовне. Ей шел уже 85-й год. Она пригласила меня в Москву за обещанной картой, но, сказала, не раньше 18 мая: “Я буду на Сицилии”. Вернулась она 18 мая вечером, рассказала знакомым о поездке, раздала сувениры... Утром она не проснулась.

 В Москву я все-таки приехала, на юбилей Либединской, но уже без нее. И обратилась к ее дочери, тоже Лидии, но Юрьевне. Она знала про обещанную карту и отдала ее мне.

 Сначала мне было непонятно, какое отношение карта Тургояка имеет к поэту Бальмонту и художнику Бруни. Но я порылась в источниках, и кое-то объяснилось. Молодой художник Лев Бруни в 1917 году, приехав на Южный Урал, застал здесь Екатерину Алексеевну Андрееву-Бальмонт, жену известного поэта, с дочерью Ниной. Мама привезла дочь на Урал, чтобы показать ей, выросшей за границей, Тургояк, Миасс и вообще российскую глухомань. Они хотели провести на Тургояке лето, но началась революция, потом гражданская война, и пришлось задержаться на три года.

 Случилось так, что Лев Бруни влюбился в Нину Бальмонт и хотел жениться на ней. Но Нине было всего шестнадцать лет, и мать ее не отдала, велела жениху уехать и подождать, хотя бы год. Бруни уехал и через год вернулся. Тогда они и обвенчались в Миассе. Здесь у них родился и первый сын, Иван.

 Лидия Борисовна позже, в Москве, была знакома с семьей Бруни, об этом она пишет в своей книге “Зеленая лампа”. В частности, она вспоминает, как зимой 1940 года Ваня Бруни, - да, тот самый, пригласил ее к себе на день рождения матери Нины Константиновны, которой было уже 39 лет,

 и она была беременна седьмым ребенком. “В этом доме было много всего: детей и бабушек, картин и книг, стихов и музыки, гостеприимства и бескорыстия”. Стоит сказать и о том, что Иван Бруни воевал в Отечественную, был тяжело ранен, уже после войны стал художником с приставкой “народный”. Упомяну, что его иллюстрации к своим книгам высоко ценили А.Твардовский и Эм. Казакевич.

 Сам Бальмонт приезжал в Челябинск только однажды, в 1916 году, выступал с лекциями, но, по свидетельству А.Шмакова, не очень удачно: он будто бы стоял слишком высоко и не знал реалий жизни. Бальмонт много раз обещал приехать и на Тургояк к семье, но так и не приехал.

 Как видите, все взаимосвязано. Либединский очень любил Тургояк, об этом он пишет в книге “Воспитание души”. Я уже сказала, что карту ему подарили в 1956 году, а через два года он, в честь своего 60-летия, сам сделал себе подарок: приехал на Тургояк с двумя дочками, одной из них была Лидия Юрьевна. На Тургояке сошлись фамилии Либединских, Бальмонта, Бруни... И не только их.

 О карте. Обращают на себя внимание пометки от руки. “Купальня”, “Английский парк”, “Землянка”, “Монашки”, “Брусничное место”, “Малиновое место”, “Черника” и т.д. Но особо выделю пометку “Дача, где живет Ниночка”. Кто мог так сказать? Наверное, только влюбленный в Ниночку молодой Лев Бруни. И, значит, карта относится к 1917 году, когда молодые еще не связали свои судьбы”.

 Ну, карта Тургояка. И что? Есть какая мораль?

 Мораль есть. И не одна.

 Можно, по обыкновению, покачать головой: как давно это было!.. Давно. Все они, эти люди, кроме Ивана и Лидии, - из девятнадцатого века. Они - современники Льва Толстого и Федора Достоевского. Так? Так. Но... Знаете, когда умерла Нина Константиновна Бруни-Бальмонт? В 1989 году, в возрасте 89 лет. А ее сын Иван - в 1995 году. Екатерина Алексеевна покинула этот мир в возрасте 83 лет в 1950 году, уже, так сказать, “при мне”. Сам Бальмонт ушел из жизни восемью годами раньше, в 1942 году. И что? Давно это было? Давно, конечно. Но и совсем недавно. 

 Можно спросить самого себя: кто они, эти люди? Как кто? Почти идеал человека. Есть ли лучше их? Такие красивые, такие милые, такие тонкие, такие образованные, такие начитанные, такие воспитанные, тактичные, добрые, отзывчивые, понимающие и прощающие... Языки, музыка, вояжи за границу, салоны, оперные ложи, упоительные романсы у открытого окна, чаи на веранде, французские булки на столе... Ну и что, если Константин Бальмонт, находясь в “географической розни” с женой и дочерью, обещал им приехать на Тургояк, а в это время возил с собой по России Елену Цветковскую, вторую жену. Ведь он - поэт, а “у поэта свои пути, своя судьба, он всегда скорее комета, чем планета”... И Екатерина Алексеевна терпела, ждала, понимала и прощала мужа.

 Но однажды все рухнет. И социальная буря их, в сущности, ни в чем не повинных, начнет мотать по белу свету, спускать с небес и низводить до нищеты... Столичные гости Тургояка смогли пуститься в обратный путь только в 1920 году. В теплушках четыре месяца ехали через всю Россию, по три недели стояли на узловых станциях, оказались - где? - в Херсоне, в котором промаялись целый год и только осенью 1921 года добрались до Москвы...

 Казалось бы, прогресс человечества только к тому и сводится, чтобы расширить круг Таких людей, чтобы в конечном итоге все стали Такими. Но однажды рядом с ними поставят рабочих и крестьян. Этих темных, грубых, невежественных людей, не знающих ничего, кроме тяжелого физического труда. И скажут: они лучше вас, не вы, а они - хозяева жизни. Справедливо? Нет. Тут и говорить не о чем. Достаточно перевести взгляд с одних на других. Но эти французские булки на столе... Те самые, которых, кажется, единственный из всех стеснялся Лев Толстой. Но и он не смог выйти из своего круга, из своего сословия.

 Мораль последняя. Тогда, сто лет назад, и сейчас у нас нет ничего такого, что имело бы “столичную цену”. Ничего, кроме Тургояка. Паломники Тургояка - это очень длинный список. Спасибо гостям, они дали нам понять, что такое Тургояк. Чего-чего, а толк в красоте они знали. Они, избалованные красотами Альп и Швейцарий, за две тысячи верст добирались до Урала, чтобы увидеть и показать детям наш Тургояк.

Михаил Фонотов

 

Добавить в закладки и поделиться:
Комменариев ещё нет. Вы можете быть первым!

Для добавления комментариев и голосования требуется регистрация
МультиВход